Очаги православия

Во все века Россия строилась и защищалась вместе с укреплением православной веры. Храмы и монастыри по Дону, Воронежу, Усмани, как и по всем губерниям святой Руси, стали опорой государства, начальной школой грамотности и славянской культуры.

Исторически значимые Воронежские земли к середине ХУЛ века стали более населенными. Укрепленные городки и селения по Белгородской черте уменьшили опасность набегов, служилые люди и крестьяне тянулись к спокойной жизни, к духовности. Но на Дону по-прежнему было тревожно: то разбойники, то сектанты. В казачьих селениях появились противники православия и икон. Они врывались в русские села, разоряли их и брали людей в полон. Трудно было действующим православным храмам. Не в каждом селении находилась церковь, да и ветхи и бедны они были. Деревянные церкви старели или горели. Негде было приобретать церковные принадлежности, своих мастерских еще не построили, а связь с Москвой затруднена из-за разбойных нападений. И все-таки при церквах устраивались и питались нищие. Так начинались на Руси богадельни — приюты для престарелых и больных. Ведь милосердие и есть пятая заповедь блаженства по закону Божию.

Первые священники Подонья были из ранних русских областей. В сельских церквах — только один поп, правда, в Усмани Собакиной — два, но здесь и приход побольше — 238 дворов, а в Никоново — 16 только, а в Чертовицком — 143. Потому и в казну Рязанской епархии шла резная дань. С Успенского монастыря — 3 рубля 18 алтын 3 деньги, а с Дмитровской церкви в Собакино — 4 рубля 24 алтына 2 деньги. (Русская монета алтын равнялась 6 московским деньгам. Деньга впоследствии стала называться копейкой). Все сельские церкви были деревянные, холодные и устроены "клетцки", то есть форма их — клеть, как обыкновенный четырехугольный бревенчатый сруб. Церкви строили выше домов и продолговатые. С восточной стороны прирубали круглый или трехстенный алтарь. Обязательно сооружали паперть — церковное крыльцо. Положены и трапезные, но на них средств не хватало. Хотя в Димитровской нашей церкви была и трапезная. Колокольни делали на 4 столбах шатром, обычно на колокольнице 2 колокола церковных да 6 мирских. Количество церквей в Воронежском уезде медленно, но росло. После возникновения Воронежа за 30 лет (1585—1615) открылось два монастыря и появилось 19 сел с церквами. А с 1615 по 1648 год только в Усманском стане открылись церкви в Репной Поляне и Песковатом — Архангела Михаила, в Углянце и в селе Никоново — Святого архидиакона Стефана. В Орлове действовало сразу две церкви Богоявления Господня. Церковь Рождества Пресвятой Богородицы работала в Бобякове. Церкви в первые годы крещения Руси строились за счет правительства, а позже — за счет пожертвований. После 1658 года и до создания Воронежской епархии (1682 г.) в Усманском стане церкви не строились, а в Ступино и Песковатом сгорели. Такие сведения опубликованы в статье Н. Поликарпова в "Воронежском епархиальном вестнике" (1903. № 10).

В XVII веке при строительстве городов действовало строгое указание — прежде всего возводили церкви, в которые правительство посылало иконы, утварь, ризницы, богослужебные книги, ладан, колокола, вино, свечи. Иногда вместе с церковью строили монастырь. В Воронеже деревянный Успенский мужской монастырь, построенный в 1600 году, просуществовал до конца XVII века, до петровского кораблестроения. В 1620 году возвели Алексеевскии мужской с деревянной церковью. Сам монастырь был каменный единственный в городе. Колокольня, тоже каменная, была достроена в 1674 году.

Женский монастырь при Покровской деревянной действовал в XVII веке. Ныне это Покровский собор. Но и вне Воронежа появились монастыри, досуществовавшие от XVII века до наших времен. В 45 километрах южнее Воронежа на правом берегу Дона донские казаки в 1613 году основали Борщевский укрепленный монастырь, он был на южной границе Руси и не раз защищал ее от набегов монголо-татар.

Древнейшей обителью Воронежского края считается Успенский Дивногорский монастырь у владении Тихой Сосны в Дон. История монастыря началась с первых веков, когда славяне осваивали Подонье. Дивными белыми горами любовался в 1389 году митрополит Пимен, Приплывахом к Тихой Сосне я видехом столпы камены белы, дивно же и красно стоят рядом, яко стози малы, белы же и светлы зело, над рекою над Сосною". Столпы — башнеобразные колонны с пещерами, в которых жили монахи-пустынники. Это и был изначальный пещерный монастырь XIV века. Но не было крестов, не было вокруг и селений... Новая Успенская Дивногорская обитель возродилась лишь в 1653 году. Земли своей при монастыре не было. Церковь Успения Пресвятой Богородицы иноки выдолбили в каменном столбе, а церковь во имя Чудотворца Николы построили на берегу Дона. По разрешению патриархи Никона в 1658 году возвели третью церковь — Успенскую наземную. Монастырь постепенно благоустраивался. Построили мельницу, получили покосы, помогали и служилые люди. В 1670 году здесь дрались разницы с правительственными войсками и были разбиты. По преданию, Разин в этом месте затопил струг с казной. Татары много раз громили обитель, а она снова восстанавливалась усилиями священнослужителей. С 1686 года из-за беспокойства на границе Руси монастырь укрепили — дали 2 пушки и 15 мушкетов, построили еще несколько мельниц. К концу XVII века Дивногорская обитель стала духовным и просветительским центром. Собралась богатая библиотека, в ней книги Ефрема Сирина, Иоанна Златоуста. Вокруг монастыря стали селиться люди. В 1699 году здесь, на Тихой Сосне, побывал Петр I со свитой. Певчие дьяки Петра I учились у дивногорских монахов особому церковному распеву, который нравился царю и Воронежскому Святителю Митрофану.

Многие духовные подвижники постарались для выживания Дивногорской обители. Развитию ее способствовали русские цари, казачий полковник Дзииьковский, игумены Гурий, Андроник, Тихон, Анфим и воронежский архиепископ Антоний II. В советские годы монастырь был закрыт. Сначала там был дом отдыха, потом санаторий. В перестроечные годы — музей-заповедник. В настоящее время восстановлены пещерная церковь в Больших Дивах, мужской монастырь и оборудован святой источник. Все это силами монашествующих, прихожан и работников музея-заповедника "Дивногорье". О дивногорских святых местах можно прочесть у Е. Болховитинова, В. Никольского, А. Акиныпина, в сборнике "Воронежская старина".

На реке Усмани тоже есть интересное богоугодное место — Толшевский монастырь со Спасо-Преображенской церковью. Это в верховьях Усмани, за Углянцем и Песковаткой, где простирался Воронежский уезд. Основал его пчелинец Константин еще до возникновения городов Усмани и Орлова, до Белгородской черты. Тогда, в первой половине XVII века, в этих местах были дачи дворян Пареного. Константинова пустошь и монастырь зависели от дворян-хозяев и жителей "Усмани-города, Углянца. Притесняемые монахи кормились своим трудом — пахали, сеяли, косили. Село Толши получило свое название от мощного леса, толстых деревьев. Сейчас здесь находится управление Воронежского заповедника. Воронежский Святитель Митрофан, будучи епископом Воронежской епархии, бывал в Толшевском монастыре, ехал по усманской дороге через Орлово. Жил здесь когда-то и Тихон, будущий святитель Задонский. В советские времена в монастыре был кинотеатр. А с 1998 года вновь открылся монастырь — женский Спасо-Преображенский. Обустроен здесь и святой целебный источник, такой же древний, как и монастырь.

Сведения о первых церквах и монастырях Воронежского края публиковали многие издания. "Хронологический указатель церквей в Воронежской епархия 1586—1886 гг." (Воронеж, 1886) дает краткие истории церквей по годам их построения. "Воронежский епархиальный вестник" 1903 года № 10 тоже содержит интересную информацию о Божьих храмах. Современная газета "Воронеж православный" регулярно обращается к истории духовной жизни, к деятельности видных священнослужителей.

Первоисточники и книги воронежских краеведов рассказывают нам о том, как велика была роль христианизации славян в создании русского государства, в защите его от врагов, в просвещении народа и становлении его духовности. Именно церкви и монастыри собирали первые библиотека и открывали первые школы. Книгопечатанию» грамотность, проповеди о добре и зле — все это растило и укрепляло душу русского человека. А многие монастыри оставались и укреплениями от иноземных врагов.

Н. Бельская

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl + Enter


Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Последние новости




Спецпроекты

Социальные сети