Спасская церковь

Старшее поколение новоусманцев считает, что каменная церковь в центре Усмани Собакиной называлась Димитриевской, как и древняя деревянная. Однако печатные источники и метрические книги указывают, что на месте Дивштриевской в 1785 году была построена Спасская, в коей устроен и престол Димитрия, почитаемого в нашей Усмани.

Усманский стан по ревизии 1721 года имел 17 населенных пунктов, а в них 919 однодворцев (потомков служилых людей), живущих своим двором без крестьян; помещичьих крестьян — 322; монастырских и митрополичьих крестьян — 438; бездворных крестьян — 66; нищих — 15. А еще ямщики, ученики пушечного медного литья, печники, мельники, харчевники и др. В этот год в Усмани Собакиной Димитриевская церковь уже была ветхой. Но церковное строительство на земле воронежской расширялось. В 1745 году была учреждена Воронежская духовная семинария, строились каменные церкви, к 1761 году их уже 10 действующих.

Пришло каменное строительство и в Большую Усмань. Надо думать, что воронежский губернский архитектор И. А. Блицын и каменных дел мистер М. С. Турчанинов имели к этому самое прямое отношение. Добротная и красивая Спасская церковь в Большой Усмани — каменная со сводами, с колокольней, двумя куполами, крепко покрыта железом. Архивные документы и поздние книги приводят разные годы построения Спасской церкви. "Клировые ведомости Воронежского уезда" за 1911 год — огромная, дряхлая, давно переплетенная подшивка — указывает 1785 год. А ранние "Ведомости" за 1809 год считают годом построения Спасской церкви — 1788 год. "Хронологический указатель церквей Воронежской епархии. 1586—1886 годы" и "Указатель Храмовых празднеств" 1885 года называют годом построения Спасской церкви — 1795 год. Этот год указывают и Воронежские губернские ведомости № 22 за 1851 год. В чем тут дело? Ошибка составителей сведений? А может, все даты правильные? Основное здание построено в 1785 году, престол же во имя св. Николая устроен 1788 декабря 6 дня, как сообщают "Церковные ведомости". Й еще семь лет ушло на устройство всех трех престолов, а в 1795 году, возможно, и было окончание строительства, росписей и освящение Спасской церкви. Не могла же самая первая дата возникнуть ниоткуда! Вот и ксерокопии архивных документов, находящиеся у Отца Виталия — нынешнего настоятеля Свято-Казанского храма Второй Усмани, тоже подчеркивают 1785 год. Так что уцелевшим древним стенам разрушенного Храма Спаса Всемилостивого в Первой Усмани (старая школа) в 2000 году исполнилось 215 лет.

Но вернемся на два столетия назад и напишем имена служителей Спасской церкви. "Церковные ведомости" за 1809 год перечисляют эти имена: Священник Роман Иванов, 70 лет, хорошо произносит поучения, честного поведения. Священник Максим Никифоров, 33 лет, нехудо произносит поучения, грамоту знает нетвердо, в плохом не замечен. Отец его — престарелый заштатный священник Никифор Иванов. Часто служил в церкви Иван Путилин, закончивший семинарию и обучающийся в Духовной академии. Дьяконами служили Иван Алексеев, Сергей Иванов. Пономарей было несколько: Федор Лукин, Димитрий Максимов, Иван Максимов, престарелый пономарь Максим Митрофанов, 70 лет. Упоминается и просвирница Вера — жена однодворца, дочь Попова.

Спасская церковь была построена на средства прихожан. Богослужения проводились по полному годовому кругу храмовых празднеств. Центральный престол усманской церкви — во имя Спаса Всемилостивого и Пресвятой Богородицы. Этот престольный праздник отмечается по церковному календарю 1 августа (14 августа по новому стилю). Празднуется он в первый день Успенского поста и называется "Происхождение (изнесение) Честных Древ Животворящего Креста Господня". С XI века в Константинополе в первый день августа выносили чистое древо креста и освящали дороги, улицы, воду, отвращали болезни. В Русской Церкви в этот день празднуется и крещение Руси в 988 году. Сохранилась летописная фраза: "Крестися князь великий Владимир Киевский и вся Русь августа 1". Православные называют Первый Спас медовым и с 14 августа пробуют новый мед. Спасская церковь названа во славу Всемилостиваго Спаса нашего Иисуса Христа и Пречистой Его Матери. "Указатель храмовых празднеств" за 1885 год подчеркивает, что именно этот праздник лежит в основе названия Спасской церкви.

Кроме центрального престола во имя Спаса были еще два — по правую сторону престол святого Николая Чудотворца, а по левую — святых великомучеников Димитрия и Никиты. О Николае и Димитрии говорилось раньше в статье о деревянных церквах, им посвященных. Святой великомученик Никита, как и Димитрий, был воином. Место его страданий Молдавия. Будучи брошенным в огонь за веру Христову, он скончался в 372 году. Мощи мученика остались нетленными и находились в Константинополе. Православная вера усманцев укреплялась не только посещением своей-церкви. Они бывали и в воронежских храмах, а некоторые учились в духовной семинарии, новое здание которой было построено в 1813—1822 годах. Здесь учился и воронежский поэт И. С. Никитин, о чем и книга его "Дневник семинариста".

О жизни и вере усманцев подробно пишет священник из Тамлыка Николай Скрябин. Рукопись его очерка "Продолжение этнографии... по Воронежскому уезду с левой стороны р. Воронежа за 1851 год" ныне хранится в музее Новой Усмани. Кстати, фамилия Скрябин часто встречается в старинных церковных документах. Все Скрябины — люди духовных званий, активно участвующие в общественной, культурной жизни Воронежской губернии, Николай Скрябин указывает, что селились усманцы по низким берегам реки. Родственники строились рядом, кучкой домов. огромный каменный Храм Божий находится по большей части на краю или вне селения". Из этого следует, что церкви в селах по Усмани, как и Спасская церковь, раньше были на пустыре, -а позже жители строились все ближе и ближе к ним. Автор знакомит нас с убранством избы усманца, ее святым углом: в избе на лево от двери стоит в углу божница с двумя этажами, в коей на верхней полке стоят образа: Нерукотворенного Спаса, или вообще Спасителя, Божией Матери с предвечным Младенцем. Флора и Лавра, Модеста и Власия, Козмы и Димиана н Угодника Божьего Митрофана, на нижней полке стоит ящик с ладаном, с свечами восковыми, с поминаньем". Иконы, свеча, ладан постоянно использовались в житейских событиях. Так, замужняя женщина со временем "становится бабою враченицею своего длинного семейства. Заболеет ли внук, внучка, невестка, сын, муж. она не поторопится пойти в церковь, отслужить молебен, или пригласить священника, сама жрица становится на колени перед иконой, ставит воду, в воду бросает уголья, читает молитвы и врачует". При погребении умершего "на сороковой день утверждают крест на могиле, — и служат панихиду с образами на могиле... К религиозной чести сего народа относится ихнее каждо-годное поминовение своих покойных родителей".

Не обошла стороной усманцев Отечественная война 1812 года. Сорок пять рекрутов ушли воевать с французами, а оставшиеся мужчины и женщины трудились и молились. Вот одно из причитаний, уповающее на Бога: "Ох, Боже мой, от Смоленска до нас не далеко! Крестюсь на тебя, Церковь моя, Матушка Божия! Ох, камушки мои, камушки белые! Клали вас тут ручки Божий! Постойте, постойте за себя! Побегу я на колоколенку, ударю я в колокол большой! " Да, испокон веков православные храмы и прихожане в них молили Всевышнего о спасении Отечества. И не так уж давно это было, когда, как пишет Н. Скрябин, "в России все цельно связано: гора с рекою, река с лесом, лес с домом, дом с церковью, церковь с садом, сад с народом... " Наблюдая духовную жизнь усманцев, автор делает вывод, что усманский народ всегда был против всякого иноверия. "Иноверие... не только не могло пасть на сердце усманца, но и не осмелилось коснуться его обыкновенных домашних обрядов. Он — необольщаем!"

Трагическим событием середины XIX века стала эпидемия холеры, сопровождаемая засухой, тифом, малярией. Особенно трудно пришлось крестьянам. Одни старались выбиться из беды и нужды, скот свой кормили соломой с крыш, уходили просить милостыню, нанимались в батраки. Других помещики-хозяева продавали семьями»и по одиночке. Болезни, холод, нищета унесли тысячи людских жизней. Это было в 1847—1848 годах. А в 1853 году восстали крестьяне — их усмирил правительственный отряд. Девятнадцатый век отразился в творчестве талантливых людей земли воронежской: в народных песнях, собранных М. Б. Пятницким, в картинах 44 И.Н. Крамского, в строках А.В. Кольцова, И.С. Никитина, А.И. Эртеля. Кстати, в 1864 году в Воронеже открылась публичная библиотека.

Спасская церковь... От X IX века на ее сохранившихся воротах, на мраморной плите, ныне очищенной от многих штукатурок отцом Виталием, настоятелем Свято-Казанского храма, осталась памятная запись. Сверху полукругом над бывшим изображением воронежских святителей начертано: "Святитель Тихон Задонский чудотворец. Святитель Митрофан Воронежский чудотворец". Дальше посвящение: "Побозе почившегося государя императора Александра второго". Речь об убийстве царя в 1881 году. Вот текст, переведенный с церковнославянского: "Памятник сей да послужит живым образом царемученика императора Александра II в сердцах наших и нашего поколения до скончания века Великой земли Русской. Простой народ получил свободу. В 1861 году он освободил миллионы крестьян. С 1864 года ввел скорый и правый суд. Земское самоуправление и гласность с 1866 года. Государственные крестьяне получили праведный гласный суд в 1874 году; ввел всеобщую воинскую повинность, которую до того времени несла одна чернь. В 1877 году объявил войну по влечению своего народа Турции из братской любви к православным славянам, находившимся до того более 400 лет под игом ея. Затем за всеми сказанными и другими неисчислимыми его Благодеяниями он. Батюшка, во все время своего царствования главным образом устремлял свои отеческие заботы к просвещению и благоденствию своего народа. И вот за все эти неоцененные милости и щедроты он 1 марта 1881 года от рук извергов, не признающих не веры в Бога, ничего святого на земле и не уз семейных, среди белаго дня на улице своего столичного города Петербурга пал, обливаясь кровью и здесь по своей кротости только сказал: помогите, как бы в знак того изречении нашего Господа Иисуса Христа, мученически принявши за грехи мира крестную смерть: Отче, отпусти им, не ведают бо что творят. Сооружен от верноподданных и благодарных жителей села Усмани Спасского прихода. В 1882 году". Такая вот надпись. В этот год в Спасской церкви были священники А. Дольский, И. Богомолов дьякон А. Дубровский, псаломщики Д. Левашов, Н. Пеллецкий, псаломщик и дьякон Н. Оболенский.

На рубеже XIX и XX веков в Воронежской губернии жили не только православные (полтора миллиона мужчин и почти четыреста тысяч женщин), но были также иудеи, раскольники, армяно-григоряне, католики, протестанты, магометане и даже сектанты-скопцы. Но, если верить Н. Скрябину, в усманских селах иноверцев не было.

Н. Бельская

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl + Enter


Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Последние новости




Спецпроекты

Социальные сети